В тренде

Monday Mar 04, 2024

Эффект граблей: Что грозит Западу, если он рискнёт конфисковать активы России

Аналитик и публицист Александр Роджерс — о том, какие потери ждут Запад, если он решится на изъятие активов России в пользу Украины, и кто от этого выиграет.

  Почему Запад обожжётся при конфискации активов России. Обложка © Shutterstock

Почему Запад обожжётся при конфискации активов России. Обложка © Shutterstock

Кто выиграет от беспредела с конфискацией

И снова европейские марионетки американских кукловодов в лице всяких Урсул и Жозепов навязчиво пытаются поднимать тему конфискации российских активов на Западе. Уже давно известно, что нет там никаких «300 миллиардов» (на порядок меньше), что нет никаких законных оснований для подобных действий, нет даже исторических и юридических прецедентов, на которые можно было бы ссылаться.

То есть американцы после лишения Европы российского газа толкают ЕС на беспредел. Заметьте, сами США никаких активов конфисковывать и тем более передавать киевскому режиму не собираются — они готовят к подобному безумию Старый континент.

Почему безумию? Да потому, что банковская система Европы выстраивалась столетиями, а разрушена может быть одним необдуманным решением, бьющим по фундаментальному принципу, лежащему в её основе.

Ибо даже заморозка без конфискации российских активов в прошлом году привела к массивному оттоку капиталов из Европы и связанным с этим проблемам в банковском секторе ЕС. Если вы ещё помните в бешеном калейдоскопе текущих событий, то швейцарский «Кредит свисс» и французский «Сосиете женераль», а также ряд банков поменьше в прошлом году оказались на грани банкротства из-за мощной откачки ресурсов капитала. Пришлось принимать экстренные меры, вливать сотни миллиардов евро, выкупать их акции и так далее.

К чему приведёт изъятие активов в пользу Украины

Если же решение о краже российских активов и передаче их режиму Зеленского всё же будет принято, то из Европы окончательно сбежит весь капитал, который сможет, — начиная с китайского и заканчивая арабским. Потому что нарушение принципа неприкосновенности частной собственности означает, что завтра такое же может произойти и со всеми остальными — предлог всегда найдётся. Арабов объявят террористами, обвинят в нападении на Израиль, а в Китае и вовсе принципиальные коммунисты, которые по умолчанию в западном истеблишменте — воплощение зла.

То есть американцам, которые хотят обрушить европейскую банковскую систему, чтобы капиталы побежали к ним (в частности, все снова начали покупать их «трэжерис»), это выгодно. А вот для Европы это такая жестокая форма финансового самоубийства.

Но есть и второй нюанс, основу для которого наши законодатели прорабатывали ещё с 2014 года, когда сразу после возвращения Крыма были введены первые пакеты санкций и впервые возникла угроза возможной блокировки российских активов на Западе. И это — встречная конфискация западных активов в России.

Расчёты, сделанные тогда, показывали, что на 400 миллиардов российских активов за рубежом приходится свыше 700 миллиардов западных активов в России. С тех пор цифры, конечно, изменились, наши подготовились и вывели большую часть средств из западных юрисдикций, а западные активы по большей части остались. И после начала СВО, когда политическое руководство США и ЕС начало давить на компании, чтобы те уходили из России, вывести эти средства из России по большей части не удалось — значительная часть их была заморожена соответствующими решениями наших законодателей и правительства.

Так что при попытке взаимной конфискации «всё на всё» мы можем конфисковать гораздо больше, чем у нас. И тогда европейским чиновникам придётся объясняться с длинным списком западных корпораций, которые потеряют на этом миллиарды и миллиарды. Что в текущих условиях, когда во Франции и Германии и без того рецессия и массовые забастовки, никак не поспособствует ни улучшению экономической ситуации в ЕС, ни уменьшению социального напряжения, которое уже выплёскивается на их улицы.

Умеренная часть экспертов надеется, что остатков благоразумия европейских политиков хватит на то, чтобы не рубить оставшиеся мосты, — тогда возможно восстановление нормальных отношений, например, после поражения Украины. А радикальная — есть и такая — злорадно ухмыляется: «Давайте, попробуйте, нам же лучше будет».

Сколько крупных западных компаний  тайком вернутся в Россию в 2024 годуСколько крупных западных компаний тайком вернутся в Россию в 2024 году  Александр Роджерс   Комментариев: 0avatarДля комментирования авторизуйтесь! Авторизоваться

Источник

Вернуться наверх