Приключения бурята в Америке

Однажды в Москве мне позвонил мой товарищ и закричал: «Приезжай скорее, здесь твой земляк из Америки приехал. Хочет поговорить с тобой». Я приехал. Меня познакомили со среднестатичтическим земляком. Только одет он был в неброские, но, очень дорогие и качественные вещи. И был он чуть белее и холенее, чем я. Вначале разговор не клеился, но хозяева накрыли стол и мы разговорились.
Болот родом из Бурятии. Жил в Кяхте, Улан-Удэ, Гусиноозерске. Родители умерли, когда он был совсем ребенком, и его воспитывала тетя — сестра отца. После школы Болот уехал учиться в Москву. Так случилось, что после окончания института он попал в США и стал американцем.


—    Болот, как ты стал американцем?
—    Это было в 1992 году. Я закончил Московский архитектурный институт, получил диплом, но все еще жил в общежитии. Работы по специальности не было и мы находились в большом раздумье, чем заниматься дальше. В Бурятии настали тяжелые времена и возвращаться на родину я не хотел. Вскоре моему однокурснику пришло приглашение из Америки от его тети на двух человек, и он предложил поехать с ним. Я, долго не раздумывая, согласился.


—    Расскажи, пожалуйста, как проходила процедура отъезда?
—    Мы отнесли приглашение в посольство США и нам назначили время собеседования. Сотрудники посольства решали, выдавать нам въездную визу или нет. По рассказам друзей мы знали, что в посольстве нужно суметь доказать, что ты вернешься в указанный срок. На собеседование я оделся, как на собственную свадьбу. У одного друга взял пиджак, у другого — брюки, у третьего — туфли и стал выглядеть вполне респектабельным человеком. Это очень важно. В посольстве не должно было возникнуть сомнений в моей платежеспособности. К слову сказать, что в посольстве многие были хорошо одеты и все говорили : «Да, зачем мне ваша Америка? Да что мне там делать?», получалось, что нас чуть ли не насильно туда отправляли. Но, как только туда приехали, все сразу потянули носами по ветру — куда бы бежать? Мне пришлось сделать абсолютно липовые документы, что у меня есть жена и ребенок, и что я являюсь директором фирмы. Это оказалось решающим доводом. В посольстве решили, что семейный человек не останется в Америке надолго и выдали визу. К сожалению, мой товарищ визы не получил. Он скептически отнесся к подделыванию документов и пошел в посольство с теми, какие были. Тут встал вопрос — ехать ли в Америку одному?


—    И ты решился?
—    Подумал, где наша не пропадала. Видимо, во мне течет кровь кочевника. К тому же, Америка обладала огромной притягательной силой и казалось, что стоит туда попасть, как сразу обогатишься. Я тогда подрабатывал на рынке и купил билет на самолет родного «Аэрофлота», он в те времена стоил 300 тысяч рублей, туда и обратно. И его в течении 3-х месяцев можно было продлевать. Это придавало хоть какую-то уверенность в незнакомой стране.


—    Как тебя встретила Америка?
—    Прилетели рано утром. Когда вышли из аэропорта им. Кеннеди, в кармане у меня было 15 долларов и сумка с самым необходимым. По-английски не понимал ни слова, т.к. в школе учил немецкий. На бесплатном автобусе доехал до центра города, стал искать тетю друга. Никто меня не понимал и только услышав слово «Брайтон» или прочитав адрес в блокноте, указывали путь. У тети друга, которая уехала из СССР двадцать лет назад, я прожил около месяца. Эта женщина устроила меня на работу в фирму которая занималась доставкой мебели, разносчиком объявлений. Хозяевами фирмы были эмигранты из России, граждане Израиля, живущие в США. Мне доверили обслуживать один из районов Нью-Йорка и платили 3 доллара в час. Это минимальная для США зарплата. Учитывая, что я не имел права на работу, мне крупно повезло. Считалось, что я занят семь часов в день, за что полагалось 105 долларов  в неделю. При этом сразу предупредили, что, если руководство фирмы не найдет объявлений в первом же попавшемся доме в районе, который я обслуживаю, меня сразу уволят. Приходилось обходить все дома, бросать объявления в каждый почтовый ящик, совать каждому встречному, оставлять во всех людных местах и делать это по многу раз, так как эти бумажки постоянно выкидывали. Объявления сообщали о фирме, услугами которой мог воспользоваться потенциальный клиент.
               Получив первую зарплату, я снял комнату в одном из домов на Брайтоне. Русские быстро привыкли к азиату из Сибири, и я не чувствовал к себе никакого интереса. Комната была примерно 18 квадратных метров с отдельным санузлом. Платил за нее 180 долларов в месяц, что было довольно обременительно. Позже мы стали, ради экономии, снимать эту комнату вдвоем, вместе с сослуживцем из Днепропетровска.
                  Через три месяца мне предложили поработать грузчиком, который получал больше — 5 долларов в час, но и работа была тяжелее. Мебель в США очень массивная и сделана в основном из дуба. Если она не помещалась в лифт старого дома (или вообще не было лифта), то приходилось тащить ее на руках по лестнице. Представляешь, что значит тащить дубовый шкаф на 9 этаж? Такую работу в Америке давно делают только черные да бесправные эмигранты. Вместе со мной работал парень из Днепропетровска и три негра. Последние очень гордились тем, что они американцы и всячески это подчеркивали.


—    А ностальгия тебя не мучила?
—    Я очень сильно тосковал по Родине, по Москве, по Улан-Удэ. Часто звонил тете и друзьям из Нью-Йорка. Там, в конце 42 улицы, есть телефонная будка, возле которой крутятся человек пять-шесть черных. За 10 долларов они соединят тебя хоть с Москвой, хоть с Улан-Удэ, хоть со станцией Зима, и разговаривай сколько хочешь. Только деньги нужно отдавать после разговора, потому, что они теряют к тебе интерес сразу после получения платы.


—    Что было дальше?
—    Грузчиком проработал примерно полтора года. Однажды на работу не вышел шофер, а фирме нужно было срочно исполнить оплаченный накануне заказ. Нас спросили, умеет ли кто-нибудь водить машину. Я сказал, что имею международные водительские права (я получил их в институте) и меня без лишних слов посадили за руль. К счастью, я накануне интересовался нашей машиной и сумел ей управлять. Заказ исполнили вовремя. С тех пор я одновременно работал грузчиком и шофером, вместо прежнего, который так и не появился. Ребята шутили, что я его зарезал, чтобы занять его место. Думаю, что он просто нашел другую работу. Мне стали платить 8 долларов в час. Работа была по мере поступления заказов, так что мы иногда сутками работали, а порой сутками отдыхали. Могли позвонить поздно ночью, вызвать на работу и ты обязан быть дома. Постепенно я стал в этой фирме по-своему незаменимым человеком. Меня даже не отпускали, когда хотел уволиться.


—    Что же произошло?
—    В 1995 году я познакомился с китаянкой из Чайнтауна. Мы стали встречаться и через год поженились. В 1998 году я стал американцем. После свадьбы вложил накопленные и занятые у родителей деньги (по их же совету) в ресторанный бизнес и теперь у меня небольшой ресторан в китайском квартале. У меня растет сын и дочь. Сыну 17, дочери – 13 лет. Все считают меня китайцем, но их удивляет мой необычный акцент.


—    Ты выучил китайский?
—    Могу объясняться. Теперь я, можно сказать, полиглот. Знаю русский, английский, китайский, бурятский. Свой язык (так уж получилось) я знаю хуже других языков. Не говорил на нем давно, да и раньше это получалось не очень. Вот и мы с тобой говорим по-русски.


—    Нет желания вернуться?
—    Я уже очень сильно привык к жизни в Америке и не представляю себя сейчас  в России. Все-таки Америка очень комфортная для жизни страна.  Хотя Россия стала другой, здесь намного лучше, чем было в 90-х. Я даже не ожидал. Особенно рад за Бурятию, так как здесь вообще все преобразилось.


—    А как сейчас в США относятся к России?
—    В связи с последними событиями на Украине к россиянам стали относиться хуже. Там очень сильная пропаганда, что Россия давит Украину, что это она ведет войну против маленькой страны. Поэтому, это как-то сказывается. А в России все преподносят по другому. Такое ощущение, что там правду мешают с ложью, и тут тоже. В этом наглядно видно, как пропагандисткие машины работают для своих целей. А правда, наверное, где-то посередине.   

      Еще я спросил у Болота о его родной тетке и он ответил, что она умерла пятнадцать  лет назад. Узнал о смерти слишком поздно, да и вряд ли смог бы приехать. Ему нельзя было выезжать из США, так как обратно его бы не пустили как бывшего незаконного эмигранта. Сейчас он ездит спокойно — стал американцем.
— Приезжай ко мне в Нью-Йорк, — говорит он мне уже несколько лет.
           Приятно все-таки, что, если поедешь в Америку, то можно встретить там земляка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *