Семейское село в 1919 году

Известный ученый Афанасий Селищев побывал во 1919 году в селах Тарбагатай, Куналей, Мухоршибирь, Новый Заган, Хонхолой, Никольское, Харауз, встречался и беседовал со старообрядцами из Десятниково, Шаралдая, Бичуры, Гашея. По результатам своей поездки выпустил в Иркутске книгу «Забайкальские старообрядцы. Семейские» (Изд. Гос. Иркутского Ун-та. — Иркутск : Паровая тип. об-ва потребителей «Сибирское Книжное Дело», 1920. — 81 с. ; 7 л. ил.). Ниже отрывок из этой книги.

«Как живет старообрядческое население? Какие болести и чаяния его?

Прежде всего, в каждом селе от каждого собеседника я слышал неизбежную жалобу на недостаток земли. От старика и старухи до парнишки все в один голос вопили: земли мало, земли дайте, хлеба недостает, сена не хватает и эти вопли не жадность семейских. С землей обстоит у них дело не благополучно. Посевная площадь недостаточна. На душу приходится от 2-21/3 до 5 (редко) десятин. Есть и такие села, где душевой надел удобной пахотной земли меньше 2 десятин. Так, напр., в Билютом (Окино Ключевской вол.), по офиц. данным 1914 г., пахотной земли 711 десятин, число мужских душ 452 В Урлуке 4289 десятин при 3203 муж. душ. Сравните в «Списке населенных мест в Забайк. Области», находящемся в «Памятной книжке Забайкальской Области на 1914 г.». (Чита 1914), К тому же, то холод повредит урожаю, то град выбьет, то «кобылка. поест. В с. Тарбагатае и Куналее уже 2 года, как нет урожая. А в с. Хараузе ежегодно, кажется, недостает своего хлеба. кормятся хлебом, привозимым из южных сел, с Хилка, главным образом из Бичуры. В последнее время на деньги там не хотят продавать хлеб: обменивают на женские наряды. Недостаток надельной земли заставляет крестьян арендовать землю у бурят. Почти каждый домохозяин снимает по мере своих сил то или иное количество земли у бурят. Арендная плата в этом году 80-120 р. за десятину. Бывают и иные условия: крестьянин обязывается вспахать и засеять своими семенами бурятскую землю, сжать и обмолотить, а зерно и солому разделить пополам с владельцем земли («сеить с половини»). Но не каждому крестьянину буряты сдают землю.

Некоторым они отказывают по каким-нибудь соображениям… «Любить, штобы кланялись ему. Заламаетца, а ты просишь ево: талаша, дай землицы». «Они – наши помешшыки», – обычно говорят тамошние крестьяне и выражают весьма энергичные претензии завладеть частью бурятской земли. Несколько лет тому назад была назначена особая комиссия, которой произведен был осмотр бурятской земли и намечены были участки для передачи крестьянам. При большевиках эти участки были утверждены за крестьянами. Но в настоящее время эта земля остается пока объектом претензий крестьян.

«Хлопочим, но наша сила у тук нейдёт». Пока семейские ожидают законного общего передела земли, не хотят «итить на силок, нахратом брать» Но это терпение не прочно. При переживаемом безвременье эти претензии могут повести к печальным результатам. Не претендует на бурятскую землю только население Харауза, – и то потому, что эта земля далеко от них. Но у хараузцев в течение 40 лет идет спор с крестьянами соседнего с. Никольского из-за покосной площади. Ответ на свои жалобы хараузцы получали от властей следующий: Право на спорную площадь покоса принадлежит вам; – жалуйтесь». А жаловавшимся никольцам те же власти говорили: «Вы фактически пользуетесь этой площадью и продолжайте пользоваться.

Хараузцы показывали мне много документов, оправдывающих их претензии. В областном земельном комитете обещали решить этот вопрос к концу июля. В случае отказа в удовлетворении жалобы хараузцев последние не прочь прибегнуть к оружию и «на-грудки лезть». Не благополучно обстоит дело с сенокосами и выпасом и в других селах. В особенности тяжело приходится заганцам. У них есть небольшой участок под покос. До 1 июня ст. ст. скот пасется там. Но с 1-го июня покос запирают, и скоту пастись совершенно негде. Остается только болото у села, куда рискуют залезать одни свиньи.

Молодой скот семейские сдают на пастбище бурятам за известное вознаграждение Получают скот обратно не без урона. Отдавать молодой скот на летнюю кормежку бурятам издавна практикуется там. Так делали уже в 70-х гг. XVIII-го в: указание на это имеется у Палласа (III, 168).

Чтобы поправить свои дела по хозяйству, семейские ходят на заработки. на железнодорожные станции или на прииска (на Олекму, на Зею). Много уходит на заработки из сел Харауза, Никольского, Хонхолоя, Тарбагатая, Мухоршибири и некоторых других. По приискам давно уже ходят. В 1882 г., напр. ушло из Мухоршибири 780 человек (1). На приисках теряют нередко здоровье и жизнь. Те, кто не забалуется на чужой стороне, возвращаются домой с деньжонками. Удается не только поправить дела по хозяйству, но и скопить небольшой «капитул». – «Ну, и раздул кадила» – говорят о разбогатевшем».

Справка:  Афанасий Матвеевич Селищев (1886-1942), языковед, славист, член-корреспондент Академии наук СССР (1929), член-корреспондент болгарской Академии наук (1930) и почетный член Македонского научного института (1930). Окончил Казанский университет (1911), профессор Иркутского (1918-1920), Казанского (1920-1921), Московского (с 1921) университетов. Селищев — один из крупнейших русских славистов XX века, автор работ по истории русского языка, сравнительной грамматике славянских языков, по славянским говорам в Албании и Македонии (впоследствии легшим в основу литературного македонского языка), по балканистике, по славянской палеографии и топонимике. Весной 1919 г. с научной целью посетил Забайкалье. После посещения Верхнеудинска — «города песка и пыли» — он отправился в поездку по старообрядческим селам Забайкалья. Внимательный, искренний, чуткий , объективный исследователь Афанасий Матвеевич сумел донести до читателя не только описание быта и нравов семейских, но и приоткрыл некоторые «тайники» безграничной души этих русских людей, проникся их заботами и чаяниями, их настроениями и ожиданиями. Разный, порой противоречивый мир представал перед глазами ученого в канун великих для семейских потрясений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *