Таежный мечтатель

Баргузинский золотопромышленник Яков Фризер описал «золотую лихорадку» на Среднем Витиме:

«…рабочие проведали, что в устье Тулдуни один из них обнаружил верховое золото. …Весть о верховом золоте разлетелась по всей тайге и за ее пределы. Сюда сбежались нерчинские казаки, баргузинские буряты, эвенки, рабочие с нерчинских приисков. В течение двух-трех месяцев здесь собралось несколько тысяч человек… Цены на продукты выросли в несколько раз».

Я.Д.Фризер

Уроженец баргузинского Читкана Яков Давидович Фризер считался самым крупным золотопромышленником в Забайкалье на рубеже XIX-XX вв. Его имя связано с освоением месторождений Среднего Витима, открытием в 1898 г. богатейшего Королона. За 10 лет с 1898 по 1909 гг. на Королонских приисках официально было добыто около 250 пудов золота.

Доставка грузов на прииски 

Первые витимские приискатели добирались до золотых россыпей по таежному бездорожью пешком, сплавляясь по рекам на плотах, обходя опасные пороги по берегу налегке. Поэтому самой большой проблемой было продовольственное и фуражное снабжение приисков. Фризер пытался использовать для этого эвенкийских оленей, но их было мало. Тогда он обратился к баргузинским бурятам. «Благодаря обширному знакомству почти со всеми возчиками-бурятами Баргузинского округа, мне удалось после долгих усилий уговорить одного из них, Сидена Урбаткаева, перевести летом вьючно для опыта пудов сто груза и погнать скот из Баргузина прямо на средний Витим — писал Я.Фризер. — Я показал ему на карте путь, пройденный в 1866 году Кропоткиным, и прочел выписки из его отчета. Бурят, покончив переговоры, и вырешив цены и все прочие условия, он просил дать ему клятву в том, что в случае его гибели я буду поддерживать его семью, пока не вырастут его дети. Я был сильно потрясён и растроган этой сценой. Ведь и в самом деле – путь дальний, кроме орочон никому неизвестный, почти непроходимый; приходится переходить через много горных речек, и достаточно даже не очень сильного дождя, чтобы застрять между двумя переполненными реками. …Лето было дождливое, проводник орочон сбежал, бросив бурята на произвол судьбы в незнакомой ему и совершенно пустынной местности. Держась только на удачу избранного направления, Урбаткаеву, хотя и с большими трудностями, посчастливилось добраться до Мариинского прииска. Домой, в свой улус, он вернулся только позднею осенью, проведя в поездке около четырех месяцев…»

Опасная дорога в Баргузинской тайге

Вскоре по примеру Урбаткаева появилось достаточно подрядчиков из баргузинских бурят. Грузы также доставлялись на витимские прииски и агинскими бурятами на верблюжьих караванах из Читы.

Верблюжий караван в витимской тайге

 Немало хлопот доставляли нелегальные старатели – «хищники», хотя золотопромышленники часто пользовались результатами их поисков. «Теперь война с хищниками на Королонских приисках приняла партизанский характер… — писал Я.Фризер. — Казаки, охраняющие прииски, относятся к своим обязанностям крайне небрежно, и управление Королонских приисков вынуждено было сформировать для охраны приисков особый отряд из кавказских горцев, с которыми хищникам ладить труднее, чем с казаками».

Дорога на Королон

К приискам Фризер провел дороги, построил для своих рабочих школу, церковь, больницу и «помещение для полезных развлечений, как жителей поселка, так и приезжающих» на 300 мест — своеобразный Дом культуры. В своем очерке «Золотопромышленность в Баргузинском округе и ее нужды» (1901 г.) Я.Д. Фризер определял перспективы развития края. Планировал строительство не только школ и больниц, но библиотек, горного училища, метеостанций и другой инфраструктуры.

Пароход Я.Фризера «Королонец» на Витиме

Яков Давидович содействовал развитию на Параме, Муе, Улан-Маките фермерских хозяйств, снабжавших прииски овощами, мясом, молоком, выращивающих овес, рожь, ячмень. Он принимал участие в работе Русского географического общества, финансировал разведку поисковых партий не только на Витиме, но и на Олекме и Охотском крае, написал ряд книг о жизни приисков. Вносил большие суммы для выдачи ссуд нуждающимся и на просвещение, пожертвовал крупную сумму на открытие университета в Иркутске. За строительство на приисках православного храма епископ Забайкальский представил его к званию потомственного почетного гражданина.

Во время гражданской войны Яков Давидович прямо с приисков, через Читу, уехал в Харбин с двумя тоннами золота, несданного в казну: кому сдавать в те годы? Но жизнь на чужбине у него не сложилась, в 1932 году его жизнь трагически прервалась в Харбине…

Я.Фризер на Королоне

Батожаб Раднаев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *