Золото Колчака: конец легенды

Так называемое колчаковское золото – это большая часть золотого запаса Российской империи, оказавшаяся в распоряжении правительства адмирала А.В. Колчака. Золото, хранившееся в Петрограде, в связи с угрозой захвата города германскими войсками, еще в 1915 г. было вывезено в Казань. Сюда же, по разным соображениям, доставили позднее золото из Московской и Самарской контор и Тамбовского отделения Госбанка. К лету 1918 г. в подвалах Казанского отделения Госбанка оказалось больше половины российского золотого запаса.

Поволжье, казавшееся глубоким тылом, оказалось вскоре в эпицентре Гражданской войны. Большевики, опасаясь захвата золота войсками Комитета членов Учредительного собрания (Комуча) попытались вывезти золотой запас, однако им удалось отправить из Казани лишь 100 ящиков золота на сумму шесть миллионов рублей. В начале августа Казань захватили чехословацкие формирования и части Народной армии Комуча под командованием подполковника В.О. Каппеля, впоследствии одного из самых прославленных командиров войск белых. После различных приключений золото 13 октября 1918 г. было доставлено в Омское отделение Госбанка. Через месяц с небольшим (18 ноября 1918 г.) адмирал Колчак был провозглашен Верховным правителем России, и к золоту, оказавшемуся в Омске без всякого его участия, навсегда прилипло наименование «колчаковского».



Всего в распоряжении адмирала оказалось золота на 645 млн. 410 тыс. 870 руб. Физически это были 490 тонн 448 килограммов золота, преимущественно в монете и слитках, а также сравнительно небольшое количество золотых полос и кружков. В состав золотого запаса, наряду с российской, входили монеты 14 государств. Больше всего было германских марок – 24 080 тыс. (в эквиваленте – 11 202 552 руб. 27 коп.), далее по паритету шли испанские альфонсы (монеты достоинством в 25 песет, содержавшие 7,2585 г чистого золота) – 892 750 (8 272 741 р. 49 к.) и английские соверены – 532 тыс. (5 024 116 руб. 42 коп.). Наиболее экзотическими – на фоне американских долларов, французских и бельгийских франков, японских иен, греческих драхм и т.д. выглядели 36 тыс. чилийских кондоров на сумму 2 781 459 руб. 59 коп.

Для справки: золотое содержание рубля, согласно Монетному уставу 1899 г., составляло 0,77423 грамма чистого золота. 10 золотых рублей были равны одному фунту стерлингов, два золотых рубля – одному доллару США.

15 января 1920 года, в 9 ч. 55 мин. вечера на станции Иннокентьевская близ Иркутска бывший «Верховный правитель России» адмирал А.В. Колчак был передан союзниками уполномоченным иркутского эсеро-меньшевистского Политцентра. Вместе с адмиралом в руках Политцентра оказалось и «колчаковское золото». Вскоре и адмирал, и золото оказались в распоряжении большевиков. Колчак был расстрелян в ночь на 7 февраля 1920 года. Попавшее в руки большевиков золото, на общую сумму 409 625 870 золотых рублей было доставлено в Казань. Но что стало с остальным золотом? Нетрудно подсчитать, что разница составляет почти 236 млн. рублей.

Эта проблема породила обширную литературу, и не только научную. «Колчаковское золото» ищут в заброшенной шахте, в подвалах японских, британских, американских банков, приписывают похищение золота чехословацким легионерам и японским милитаристам, о колчаковском золоте выходили романы в России и Великобритании, были сняты кинофильмы, написаны десятки, если не сотни, статей. Пожалуй, ни один сюжет об адмирале Колчаке в средствах массовой информации не обходится без упоминания о загадке колчаковского золота. И в самом деле – что может быть увлекательней истории о пропавших сокровищах?

А что же наш брат, историк? Проблема заключалась в том, что в распоряжении российских историков никогда не было всех документов, позволяющих восстановить историю колчаковского золота. Последняя информация о судьбе вырученных от продаж и полученных в результате займов под залог золота денег гласила, что в конце декабря 1919 г. по распоряжению последнего министра финансов колчаковского правительства П.А. Бурышкина деньги были переведены на счета российских финансовых агентов за рубежом. Когда в 1945 г. в руки советских спецслужб и архивистов попал эмигрантский Пражский архив, там оказались сведения о чем угодно, но не о деньгах. Дело в том, что российские дипломаты и финансовые агенты передавали документы о финансовых операциях в архивы в последнюю очередь, причем в архивы, находящиеся как можно дальше от Москвы. А некоторые – как бывший посол в Париже Василий Маклаков — держали их при себе до самой смерти.

Таким образом, документы, позволяющие понять, что же произошло с колчаковским золотом, точнее, вырученными от его продаж и «золотых займов» деньгами оказались рассредоточены между российскими, американскими (Гуверовский архив в Стэнфорде и Бахметевский архив в Нью-Йорке) и британскими (Русский архив в Лидсе) архивами. Автору этих строк удалось поработать во всех этих архивах и воссоздать историю «движения денег» и золота.

Всего, по нашим подсчетам, колчаковскими финансистами было отправлено за рубеж золота на сумму около 195 млн. золотых рублей. Часть золота – на сумму 35 186 333 долл. была продана с мая по сентябрь 1919 г. французским, японским и британским банкам. Большая же часть была депонирована в японских, британских, американских банках в качестве обеспечения кредитов. Самый крупный заем – на 75 млн. золотых рублей был предоставлен совместно британским банком Бэринг Бразерс и американским – Киддер, Пибоди и Ко. Британская часть займа была получена в фунтах стерлингов (3 млн. ф. ст.), американская – в долларах (22,5 млн. долл.). Под залог золота был получен также заем у японских банков на сумму почти 30 млн. иен (в то время золотой рубль и иена котировались одинаков). Золото депонировалось также для приобретения в кредит винтовок у американского правительства, у фирмы Ремингтон, пулеметов Кольта у фирмы Морлинроквель. Один из золотых эшелонов, направлявшийся из Омска во Владивосток, был захвачен атаманом Г.М. Семеновым. В поезде находилось золота на 43 557 744 руб. Оно было израсходовано атаманом на содержание своих войск, и на такие экзотические цели как попытка привлечь монголов к борьбе против 3-го Интернационала. Для этого барону Р.Ф. Унгерну, отправившемуся в Монголию, было выделено атаманом 7 млн. руб.

Львиная доля денег, полученных правительством адмирала Колчака, а также «унаследованных» его преемниками – генералами А.И. Деникиным и П.Н. Врангелем – пошла на закупку вооружения, боеприпасов и обмундирования. Огромные деньги – свыше 4 млн. долл. пошли на заказ денежных знаков в США. Финансисты Белого движения стремились стабилизировать денежное обращение, для чего были необходимы надежные денежные знаки. В конечном счете, изготовленные Американской банкнотной компанией купюры пришлось сжечь, чтобы не платить за хранение. Так в буквальном смысле деньги были пущены на ветер.

Часть золота была продана российскими финансовыми агентами с тем, чтобы рассчитаться по кредитам. Последняя продажа была осуществлена российским финансовым агентом в США С.А. Угетом весной 1921 г. После окончательного расчета с фирмой Ремингтон освободилась часть золотого депозита. Золото было продано японскому Йокогама Спеши банку за сумму, эквивалентную 500 тыс. долл. Любопытно, что эту сумму дипломаты намеревались сохранить для будущего правительства пост-большевистской России. А чтобы лучше скрыть деньги от докучливых кредиторов, их вложили в акции и векселя London & Eastern Trade Bank. Это был британский банк, но с русским капиталом, он был создан российскими предпринимателями, оказавшимися в эмиграции. А доверенным лицом, на которое были оформлены акции, стал… Густав Нобель, племянник «того самого» Нобеля.

«Колчаковскому золоту», точнее, вырученным за него деньгам, была суждена неожиданно долгая жизнь после окончания Гражданской войны. Ответственность за них взяли на себя российские дипломаты, создавшие Совет российских послов в Париже и Финансовый совет при нем. На эти деньги происходило расселение армии Врангеля на Балканах, деньги шли на помощь русской эмиграции. Ручеек мелел, но иссяк лишь в конце 1950-х гг. Мне удалось проследить историю «колчаковских» денег до 1957 года, когда умер последний член Совета послов В.А.Маклаков.

История эта чрезвычайно увлекательная. Ей посвящена моя книга «Деньги русской эмиграции: Колчаковское золото. 1918-1957» (М.: Новое литературное обозрение, 2008). Приведенные в ней сведения позволяют поставить точку в продолжающихся почти 90 лет дебатах о судьбе колчаковского золота. 

Олег Будницкий, Российская академия наук (Москва, Россия)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *